Под каблуком и за каменной стеной

Под каблуком и за каменной стеной

Никто на все сто не верит в свои силы, в способность самостоятельно тянуть собственную жизнь. В глубине души каждый чувствует, что по-настоящему этой жизни не знает. Поэтому все смотрят друг на друга в поисках ответов.

Как женщины хотят укрыться «за каменной стеной» мужской опеки, так аналогично и мужчины стремятся под каблук, чтобы не пришлось думать, что со своей жизнью делать.

В итоге лучшие отношения (для большинства) — это лишь способ не взрослеть, не осознавать, не действовать, чтобы остаться в комфорте за крылом у старшего спутника, который в идеале обеспечит безграничную поддержку и любовь.

Сектанты для тех же целей устремляются к стопам учителя, где им чудится защита от согревающей душу иллюзии «правильного» пути.

Все хотят более уверенных в себе партнеров — желательно богов и богинь — всезнающих, всепринимающих, любящих. Поэтому мужики ищут «каблука», а женщины — «каменной стены».

Мужчину не возбуждает неуверенная в себе, слабая женщина — кажется инфантильной дочкой. Женщина не уважает слабого мужчину — воспринимает его мягкотелой тряпкой и опять же — ребенком.

Востребованная уверенность — это не материальная обеспеченность и высокие карьерные ступени, а скорей — душевное старшинство, способность взаимодействовать с реальностью смело и твердо.

Отношения для большинства из нас — это такая затычка от столкновения с безопорностью жизни. Отношения погружают в блаженную иллюзию безопасности, где не приходится принимать вызов неизвестности. Партнер необходим для обслуживания нашей вовлеченности в радужный мираж будущего комфорта. Страх потери этого защитного миража насыщает отношения полным спектром негативных эмоций.

Три типа драмы
В психологии есть одна популярная теория, исходя из которой, личности свойственны три роли: ребенка, родителя и взрослого. Родитель указывает, контролирует и подчиняет. Ребенок капризничает и подчиняется, ищет защиты и покровительства. Взрослый никому ничего не навязывает, а берет ответственность за свои притязания на себя, общается на равных, договаривается.

Пока человек не стал душевно-взрослым, его отношения будут оборачиваться драмой, где можно сыграть три роли:

Первый вариант — каблук и каменная стена. Роль партнера-ребенка в отношениях — это всегда палка о двух концах. На одном — чувство защищенности, на другом — все, что прилагается к обороне этого чувства: контроль, ревность, привязанность и все равно — постоянный тревожный фон, потому что под каблуком и за каменной стеной все-таки прячутся (от страха перед реальной жизнью).

Второй вариант — давить каблуком и огораживать стеной. Роль родителя в отношениях иногда выбирают и по своей воле, чтобы подчинять, или подкупать заботой пока еще любимого партнера. Но чем дальше тот отдается роли слабого, тем меньше его воспринимают полноценной личностью — и любовь подменяется презрительным разочарованием.

Третий вариант — соперничество. Здесь партнеры не чувствуют друг за другом силы, не могут полностью доверившись, подчиняться — и регулярно выясняют отношения, как бы призывая, чтобы второй либо уже стал взрослей и заботливей, либо признал, что лидер в отношениях — вовсе не он.

Драмой отношения не оборачиваются только для душевно взрослой личности, не ждущей от партнера покровительства.

Принцессы и принцы
Каблук и каменная стенаС женской претензией на роль материально-психологического иждивенца в обществе мирятся легче. Ведь сама природа наделила женщину тяготами вынашивания и вскармливания потомства, а мужчину — силой для защиты своего дома. Но в наше время эту древнюю данность все чаше возводят в такой идеал, где мужчина — некто вроде холопской обслуги для напитанной божественной энергией принцессы.

На словах, конечно, ни один мужчина не хочет под женский каблук. Как и в детско-родительских взаимоотношениях, хочется ведь не ежовых рукавиц, а безграничной любви и заботы. Но детей не только балуют, а еще воспитывают с разной степенью жесткости. Поэтому под каблуком к женскому покровительству прилагается и хомут мужской покорности.

То есть, рассчитывая остаться в отношениях ребенком на попечительстве сильной личности, в идеале хотят быть кем-то вроде маленьких принцев и принцесс — эдаких особенных созданий, сотворенных для восхищения и потакания их капризам. Но взрослый человек, оставшись инфантильным в душе, вызывает у окружающих уже вовсе не любовь с умилением, а пренебрежительную жалость.